карта рязанской области с районами и деревнями

Военный марш – Авиамарш
продолжительность = 0.42 мин.

101 год назад, 5 февраля 1918 года, в деревне Пышлицы Рязанской губернии (ныне в Московской области) в крестьянской семье родился выдающийся русский советский лётчик-истребитель, ас со счётом 18 сбитых самолётов противника (и 1 аэростат-корректировщик), Герой Советского Союза, гвардии капитан Александр Петрович

Окончил 7 классов и Шатурторфскую школу ФЗУ, после чего работал слесарем на Московском электроламповом заводе. Одновременно с этим окончил аэроклуб.

В 1938 году Александр Савушкин был призван в Красную Армию, в том же году выпустился из Борисоглебской военной авиашколы пилотов.
Совсем скоро Савушкин получил боевое крещение – в ходе Советско-финляндской войны, за отличие получил орден Красного Знамени.

Александр Петрович Савушкин – участник Великой Отечественной войны с первого её месяца, отличился в Битве за Ленинград, защищая город на Неве с неба.

Савушкин воевал в составе 44-го истребительного авиаполка. Почти все свои воздушные бои вёл с численно превосходящим противником. Основные качества лётчика – бесстрашие и быстрота действий, проявились у него в полной мере.

Впервые об Александре Савушкине заговорили в период августовских боёв летом 1941 года. Воздушные бои тогда шли беспрерывно. Советским лётчикам-истребителям приходилось ежедневно делать по 5-6 боевых вылетов. К концу дня лётчики от изнеможения еле держались на ногах.

Но 18 августа прославленные лётчики Александр Петрович Савушкин и Дмитрий Ефимович Оскаленко сбили каждый по 3 самолёта. Трудно представить, какую нагрузку вынесли в этот день наши лётчики!

Он, даже раненный, не вышел из боя. Когда после посадки врач перевязал ему рану и собрался отправить в госпиталь, Савушкин упросил оставить его на аэродроме.
– Если я мог с такой раной вести воздушный бой, значит, на аэродроме тем более могу посидеть.
Врач махнул рукой:
– Всё шутите, а могло получиться и хуже.
– Другого выхода не было, – ответил Савушкин. – Не мог же я бросить товарища. Один он бы не управился с 7 “Мессерами”. Да и прикрывали мы важный объект. Там разгружают хлеб для ленинградцев.

Нет, Александр Савушкин никогда не отступал. Заметив однажды, что к нашему переднему краю приближаются 18 бомбардировщиков, он, несмотря на то что с ним было лишь несколько лётчиков, пошёл в атаку. Его решительность лишила противника уверенности. Немцы отказались от намерения бомбить наши войска. Зато появились их истребители. Эти, даже потеряв один самолёт, дрались упорно. Бой с ними длился 30 минут. И хуже всего, что врагов становилось не меньше, а больше. Савушкин потом говорил:
– Было похоже, что дерёмся мы со Змеем Горынычем. Отрубишь ему голову – другая появляется, а то и две сразу. Галлюцинация, и только.

Дело, однако, не в галлюцинации. Хотя действительно, после того как Савушкин и его ведомые сбили несколько “Мессеров”, количество их не сократилось, а наоборот – возросло. Под конец пришлось драться уже не с 4, а с 12 истребителями. Враг посылал в район боя всё новые и новые самолёты. Но победы он всё равно не добился. Группа Савушкина сбила 4 самолёта. Немцы ушли.

Осенью 1942 года немцы применили тактику двойного прикрытия своих бомбардировщиков. Одна группа истребителей выходила в район цели за несколько минут раньше бомбардировщиков с задачей связать боем советские истребители. Вторая же группа сопровождала бомбардировщиков. Наши авиаторы противопоставили ей свою тактику, позволившую даже в условиях количественного превосходства врага наносить удары по его бомбардировщикам. Радиолокационные станции своевременно обнаруживали подход вражеской авиации. Навстречу ей поднималась группа в 16 самолётов. Эта группа делилась на сковывающую и ударную. Сковывающая появлялась над полем боя на 3-5 минут раньше и завязывала бой с вражескими истребителями. Ударная же группа обрушивалась на бомбардировщиков.
Нередко применялся и другой приём: советские самолёты обходили истребительный заслон и атаковали бомбардировщиков.

Успешно такой приём применяла группа истребителей под командованием гвардии капитана Александра Петровича Савушкина. В одном из боёв она удачно обошла истребительный заслон и пошла в атаку на бомбардировщиков, направлявшихся бомбить советские войска. Сразу же загорелись 2 вражеские машины. Одну из них сбил Савушкин. Остальные, беспорядочно сбросив бомбы стали уходить. Им на помощь поспешили истребители прикрытия, но было уже поздно. С ними вступили в бой наши лётчики. Капитан Савушкин и лейтенант Евтеев сбили по “Мессеру”. Советская группа потерь не имела.

Сначала Савушкин летал на ЛаГГ-3, потом пересел на Р-39 “Аэрокобра”.

Много неравных боёв пришлось вести Савушкину. 11 сентября 1942 года во главе четвёрки истребителей Александр по тревоге вылетел на перехват противника. 12 вражеских бомбардировщиков шли к намеченной цели. Отважная четвёрка, не задумываясь, бросилась на них в атаку. Боевой строй противника смешался: бомбардировщики вынуждены были сбросить бомбы на собственные войска. В бою с советскими лётчиками они потеряли 2 самолёта. Одного из них сбил Савушкин. Второй раз, вылетев четвёркой, лётчик вступил в бой с 14 истребителями противника. И снова вернулся с победой, сбив одного Ме-109F.
На другой день после этого боя, во главе 5 наших истребителей, он вылетел на встречу 16 вражеским самолётам, пытавшимся бомбить позиции наших войск. Дерзкой атакой Савушкин рассеял немцев, не дав им сбросить ни одной бомбы на боевые порядки нашей пехоты, и сбил 3 самолёта противника.
Только за эти 3 боя группа Савушкина сбила 6 немецких машин. А через две недели в одном бою – 4. Дралась же пятёрка Савушкина тогда против 8 бомбардировщиков и 15 истребителей.

Александр Савушкин в тех сражениях не раз показывал образцы высокого боевого мастерства и отваги. Молодые лётчики считали большой удачей, если вылетали на задание под командованием гвардии капитана Савушкина. Рядом с опытным и отважным лётчиком они чувствовали себя увереннее, сильнее. Они знали: командир всё видит и добьётся победы.

Савушкин личным примером показывал им, как надо бить врага. 29 сентября 1942 года он провёл 5 воздушных боёв, за день сбил 2 вражеских самолёта лично и 2 – в группе с товарищами. Произошло это так.

Прикрывая боевые действия наших войск в районе Невской Дубровки, пятёрка истребителей под командованием Александра Савушкина навязала бой 8 бомбардировщикам Ju-88, заставила их сбросить бомбы в болото и повернуть обратно. Савушкин, как всегда, первым атаковал врага и сбил “Юнкерс”. В это время подоспели 15 вражеских истребителей. Завязался ожесточённый бой: 5 против 23. Савушкин схватился с Ме-109 и поджёг его. Воодушевлённые примером командира, отважно сражались и его ведомые – из вражеской стаи одна за другой падали на землю объятые пламенем “Юнкерсы” и “Мессеры”. Смелость, взаимовыручка, умение разгадать тактику врага обеспечили нашим лётчикам победу.

Да, он умел превратить небольшую группу лётчиков в сильный коллектив. Ученик и ведомый Александра Савушкина, тоже Герой Советского Союза, Михаил Евтеев вспоминал:
– С Савушкиным мы чувствовали себя уверенней, сильней. Когда впереди был Савушкин – казалось, будто нас вдвое больше. Мы знали, что он всегда найдёт выход из любого тяжёлого положения и никого в обиду не даст.

Это всё сущая правда. Ведь и ранен он был именно в тот момент, когда выручал товарища. Зато и боевые друзья готовы были рисковать жизнью ради своего командира. А он, заметив, что ребята готовы для него на всё, сказал однажды:
– Не обо мне думайте в бою, а о том, как врага сбить.
– Вы ведь всегда выручаете нас, – возразил молодой лётчик. – Чуть что, смотришь – капитан тут как тут.
Савушкин улыбнулся:
– Мне по штату положено. На то я и командир…

В 79 проведённых воздушных боях отважный лётчик не имел ни одного поражения. Атаки его всегда отличались высоким искусством. Александр Петрович Савушкин был трижды ранен, но каждый раз, лёжа в госпитале, безудержно стремился в свою часть. Однажды, находясь на излечении и ещё не оправившись от ран, он ушёл из госпиталя и прибыл на аэродром. Несмотря на протесты товарищей, Савушкин сел в самолёт и по тревоге во главе звена вылетел на боевое задание. Ему пришлось вести бой с 6 истребителями. И одного из них он сбил.

В воздушных боях Савушкин проявлял исключительную боевую взаимовыручку. Так, 7 марта 1943 года, выполняя задание, он заметил, как истребитель противника зашёл для атаки по самолёту командира полка. Решительным маневром лётчик поспешил на выручку и своим самолётом прикрыл командира.

На боевом счету Александра Савушкина числилось 18 сбитых вражеских самолётов и 1 аэростат-корректировщик. М.Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 8 личных и 6 групповых побед лётчика.

17 мая 1943 года, во время артиллерийского обстрела, с аэродрома расположенного на окраине Ленинграда, поднялся транспортный самолёт Ли-2. Гвардии капитан Александр Петрович Савушкин летел на нём в качестве пассажира. Летел в тыл получать новые самолёты. Но из-за спешки (поблизости от аэродрома рвались снаряды) в подготовке машины к вылету была допущена ошибка. Она оказалась роковой: самолёт потерпел катастрофу. Экипаж и все пассажиры погибли…

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября 1943 года штурману 11-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии капитану Савушкину Александру Петровичу посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Савушкин как-то сказал:
– Я москвич, люблю столицу. Но и Ленинград стал мне дорог. Разобьём врага, – может, и жить останусь в Ленинграде. Думаю, земляки на меня не обидятся.

Не довелось… И всё же он остался в Ленинграде: похоронили героя на воинском кладбище Сосновского лесопарка, там, где в годы войны был аэродром. Также Александр Петрович Савушкин навсегда остался на карте города, за который он сражался – его именем в Ленинграде была названа улица в Приморском районе.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *